Соцмережі
7 Лютого 2022
438

Дмитро Томчук: Стартапи та інвестиції

(мовою оригіналу)

Когда я во второй половине 2010-х активно общался со стартапами, в поисках подходящих, в которые не зря вложить деньги, наше общение заканчивалось двумя вариантами: 1) в мире появлялся еще один обиженный стартапер, считающий, что все инвесторы козлы; 2) еще один стартап, успешно справившийся сам с этапом старта, получал финансирование от моего инвестфонда. В первой группе почти 100% фаундеров хотели, чтобы я дал им деньги на бизнес, который находился на стадии то идеи, то проекта, то “почти был готов к запуску”. И я отказывал.

Когда бизнес, проект, стартап стартует, вечно нет денег ни на что и никогда. Поэтому и первая техника, оборудование, прочее важное покупается б/у. Подержанное, а значит заведомо обреченное поломаться, зато дешевое, годится, пока не начались плановые объемы производства. Для старта. Для проверки бизнес-модели. Для отладки процессов на работающем проекте.

Некоторые особо бережливые фаундеры умудряются на старте взять и дешевый персонал, и этого я делать категорически не рекомендую, чтобы не получилось, как в анекдоте: “— Товарищ майор, машина не заводится! — Фигня, фигня, поехали, потом заведешь!” Дело в том, что в вопросе персонала — потом не заведешь. Есть специфика, называемая “человеческий фактор”. И вообще, со всем, что касается персонала, я очень рекомендую не шутить: это самая чувствительная сфера в бизнесе. Я из тех, кто верит в человеческий фактор. Мне говорят: “Так ты тогда и в Деда Мороза тоже верь!” Но моя вера основана на 20-летнем опыте ведения бизнеса. Те многие, такие крутые учредители, кто в него не верят, со временем излечатся: количество подлянок, которые может сделать компании обиженный сотрудник, неисчислимо.

Но мы ушли в вопросы эйчар, которыми должен заниматься эйчар, иначе — зачем мы ему платим? А мы рассматриваем сегодня вопрос денег на старте. Почему их вечно нет? Потому что есть закон, в который я свято верю, и эта вера меня еще не подводила: запускаете бизнес вы на свои. Не на деньги инвестора. Мне пишут: ха, так это только на старте инвестиции нужнее всего, когда я запущусь и раскручусь, и все заработает, мне инвесторские деньги будут не нужны! И что значит — на свои? На какие это – свои? Отвечаю: свои — это все деньги, которые вам удалось наскрести: от продажи предыдущего бизнеса, бабушкиной сталинки, почки, золота жены (не смейтесь, это история Берты Бенц, жены основателя мирового концерна, известного сегодня как Daimler AG).

Это все деньги, которые вы насобираете, жалобно плача и скитаясь с протянутой рукой по всем знакомым, одноклассникам, коллегам по прошлым работам и даже вашим бывшим. Вот на эти деньги вы и будете запускать бизнес. Ровно в том объеме, в котором они позволяют. И техника, конечно, будет такая, на которую вы насобирали. Мой читатель пишет, что его софтверная компания начиналась на компьютерах, собственноручно собранных из б/у деталей. И никто не умер, компания стартовала как могла, раскрутилась, прошла апгрейды и чувствует себя хорошо. В книге “Здесь Клюет” есть история про программиста, который таксовал по ночам, чтобы наскрести денег на мощный компьютер, и каждый вечер сталкивался с дилеммой: что сильнее — страх смерти или желание нормально работать и жить.

Но почему на этапе старта вы не можете прийти к инвестору за деньгами? Что это за табу? Откуда оно? Кто сказал, что нельзя? Нет, вы, конечно, можете. Но говорю как инвестор: он над вами поглумится, и это будет еще по-божески. По-настоящему страшно, если он даст вам деньги на старт. Это означает — вы крупно попали, впереди много больших неприятностей, а ваш инвестор — ацкий сотона. Или просто дурак. Или новичок и инвестициях. Что все равно приравнивает его к ацкому сотоне по объему проблем на вашу жопу. Потому что инвестор не дает денег на погашение старых долгов, решение проблем, открытие бизнеса, старт проекта, коллекторов, закрытие накопившихся вопросов и прочую проблемную тематику. И не любит тех, кто говорит ему об этой тематике.

Чтобы совсем просто: в воображении представьте, что инвестору жизненно необходимо прийти в работающую компанию с работающим производством и сбытом. И запомните его таким навсегда и ориентируйтесь на него такого. Хотя в реале, естественно, инвестор мало когда расхаживает по цехам и промплощадкам. Хотя он может и так. Но образ — верный. И если у вас есть куда привезти инвестора и сказать: “Вот! Работает!” — тогда есть возможность говорить об инвестициях.

Но зачем инвестиции, если все уже и так работает? Затем, что главное в бизнесе это не пуск предприятия и не его рутинное функционирование. Вы не можете работать 10 лет подряд с одними и теми же цифрами нормы прибыли. Потому что в мире все дорожает каждый год, и обратного движения что-то не наблюдается. Просто сравните цены на все в 1922 и 2022, и вы поймете о чем я. Поэтому главное — масштабирование. То есть рост по заданному плану и заданным параметрам. И вот на это как раз нужны деньги. Потому что к этому этапу свои деньги оканчиваются, а финансирование себя самой компания не вытягивает — она еще маленькая и слабая. И как раз на масштабирование инвесторы деньги дают: потому что видят, на что дают.

Мало какая компания в мировой практике основывалась в том объеме и с тем размахом, которого она достигла на пике своей истории. Если бы Джобсу и Возняку в 1976 году показали, во что превратится и чем будет заниматься Apple в 2016, они бы вернулись в свой гараж, нажрались бы кислоты и умерли бы в слезах, недоумевая, как вообще Господь допустил то, что они только что увидели. Любой бизнес начинается с сильно уменьшенной и упрощенной версии той компании, которая будет. И чтобы она стала такой, какой будет, нужны инвестиции.

Взятые у чужих людей деньги, которые нужно будет отдавать, реально тратить только на расширение, улучшение и оптимизацию бизнеса. И на выход на те самые плановые показатели, которые были задуманы еще когда фирма была маленькой. В том числе, и на замену старой техники на новую. Вот такая замена как раз и проводится на инвесторские деньги. Как и весь другой апгрейд и инновации. По-другому это не работает. То есть, конечно, работает, но плохо и не долго. Как тут не вспомнить Пророка и его “Дженерейшн Пи”:

“– В целом, – говорил Морковин, – происходит это примерно так. Человек берет кредит. На этот кредит он снимает офис, покупает джип “Чероки” и восемь ящиков “Смирновской”. Когда “Смирновская” кончается, выясняется, что джип разбит, офис заблеван, а кредит надо отдавать. Тогда берется второй кредит – в три раза больше первого. Из него гасится первый кредит, покупается джип “Гранд Чероки” и шестнадцать ящиков “Абсолюта”. Когда “Абсолют”…

— Я понял, — перебил Татарский”.

Можно, конечно, и так. Это называется “Раша стайл” и до сих пор практикуется у нас многими. Но лучше всё-таки как-то по-умному.

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram