Соцмережі
23 Липня 2021
350

Дмитро Томчук: Про психологію бідності

(мовою оригіналу)

На одну из моих новых фирм потребовался узкий специалист, причем такой конфигурации, что я готов был платить ему со старта цену гораздо выше рыночной. Это — хорошее предложение. Особенно в нынешние времена, когда ряды аппликантов пополнились, зарплаты упали до плинтуса а предложение нормальной работы исчезло как явление и перешло в разряд новогодних чудес.

И вот собеседование. Общаемся. Специалист хорош — многолетний опыт, закаленный корпоративный боец, с легкостью разруливал ситуации, которые бы сходу отправили 70% его коллег на мусорник. Финансовое положение его, как и у всей нашей страны, мягко говоря, покачнулось. И уверенности в завтрашнем дне поубавилось тоже. То есть он даже не до конца уверен, будет ли завтрашний день. Потому что много смотрит телевизор. Из этого я делаю дедуктивный вывод, что у него много свободного времени. Что часто значит, что у человека мало работы. Что часто значит, что у него пропорционально мало денег.

Всё прекрасно, пока мы не доходим до местоположения офиса. Особенно человеку приятно слышать цифры зарплаты. И вот, он узнает, что офис находится, к примеру, на Золотых Воротах. А сам он живет, к примеру, на Позняках. И это становится камнем преткновения. Он неожиданно берет и отказывается ездить так далеко. При том, что всё остальное ему нравится и видно, что он нуждается в деньгах.

Он говорит: “Ойой, это так далеко. Мне, если честно, не сильно хочется так далеко ездить. Я готов работать у себя на Поздняках, но не дальше”.

Мне становится интересно, в чем причина отказа. Может, маленький ребенок, или родственник, за которым нужен уход, или гуси-утки-куры — на Позняках — очень даже, как раз под это райончик. Ну а что, встречался же я директором механосборочного предприятия, который в обеденный перерыв, прервав переговоры, садился не велосипед и ехал домой кормить поросят. Это при том, что с собой он всегда носил столько налички, что мог бы скупить на местном рынке всю свинину вместе с продавцами, весами и прилавками, а на проходной стояла его “Фронтера” — дело было в 2000-х.

Но нет, причина нежелания ездить так далеко — просто не хочется ездить так далеко. Я даже растерялся, если совсем честно. Ведь у себя в на Позняках специалист не найдет профильной должности на уровневой фирме, а зарплата будет минимум в три раза ниже предложенной мной. Но — хозяин барин, ведь согласие есть продукт непротивления сторон. Так мы и остались при своих — спец попылил по Познякам искать работу и занимать денег, а я остался в поиске сотрудника.

Более хрестоматийный пример бедномыслия я наблюдал всего раз: моему знакомому понадобилось выточить на заводе 300 деталей. Он пришел к мастеру, который как раз работал по графику двухдневки, и сказал ему: “Выточи 300 по пятерке за каждую”. Тот прикинул и ответил: «выточу 50». На вопрос почему, он ответил просто: “Не хочется”. На вопрос, не хочется заработать или как, он ответил: ” Я выточу 50, мне этого хватит на всё, что мне нужно купить, и еще останется в гараже водки выпить под закусь. А если я выточу 300, сам подумай, куда мне эти деньги девать? Всё жена отберет. А мороки сколько с этим вытачиванием. Я лучше телик посмотрю”.

Смешно? Конечно. Но самое смешное то, что вообще каждый из нас может узнать в этом рабочем себя. Не задумывались?

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram