Соцмережі
7 Травня 2020
187

Дмитро Томчук: Гроші мають робити гроші

А під час кризи потрібно хоча б мінімізувати втрати

(мовою оригіналу)

Как у вас настроение? Как вы смотрите на окружающую реальность? А на будущее? И, кстати, где вы продолжаете брать деньги? Если у вас все везде хорошо, и настроение отличное и все радует, то возможно вы относитесь к небольшому проценту людей, которые сделали над собой усилие и перевели имевшиеся у них активы в наличку. Да, это требует усилий. Ведь этим надо заниматься, а для этого – в это нужно поверить. Ведь всегда хочется думать, что все как-то обойдется. И можно ничего не предпринимать – само пройдет.

Но если уж вы обналичились, то возникает вопрос: а как же теперь деньги будут делать деньги? Это ведь основная функция капитала? Это для хороших времен основная. А для трудных времен задача-максимум – минимизировать потери. О том, что потерь не будет, мы не говорим, это отдельный случай. Один на тысячу. Я вижу много магазинов, от которых остались лишь стены, причем с первых дней кризиса. Главная ошибка здесь – товар вывезен на склады, но остается на руках. Деньги заморожены на неопределенное время. Представьте ситуацию: бизнесмен сидит без копейки денег, в то время как склад у него забит мертвым грузом, который еще и тянет арендную плату. Да, с арендой за магазин разобрались, вывезя магазин. Но она трансформировалась в аренду за склад. Который, кстати, всего через 4 месяца потребует стать отапливаемым складом. Самое дикое зрелище из виденных мной за 20 лет бизнеса – оргтехника на пару сот тысяч долларов в размокших, покрытых грибком и плесенью коробках, почти превратившихся в чернозем. Это не забывается.

Утешу: судя по тому, как оперативно банки втянули в свои панцири все невыгодные активности типа кредитов, у вас не было времени избавиться от ценных бумаг – все финучреждения, уверен, сработали не менее оперативно, чем банки, и нормально продать акции, облигации и прочие активы все равно не получилось бы, разве что нужно было резко заняться этим в конце 2019, но тогда казалось, что близко дно, и никто не знал, что на самом деле это пик по сравнению с тем, что будет дальше.

Итак, основная мысль: определенное количество акций, облигаций, товарной массы было разумно, и это в прошедшем времени, перевести в нал как раз для того, чтобы деньги делали деньги в период кризиса. У нас извращенное понятие о том, как деньги делают деньги. Оно у нас из рекламных роликов 90-х, банка МЕНАТЕП, Торгового Дома Селенга или Хопёр-Инвест: “Мы сидим, а денежки идут”. Денежки не идут, когда мы сидим. Ими нужно заниматься. Именно для этого и нужна наличка у вас на руках: мы не знаем, какие завтра будут ориентиры и приоритеты в бизнесе, нам понадобятся новые средства производства, новые направления предпринимательства, возможно скоро будут созданы такие виды бизнеса, про которые мы сегодня даже не догадываемся. И когда у нас на руках есть деньги, мы все это можем. А когда у нас вместо денег склад, забитый товаром, который то ли начинает портиться, то ли морально и физически устаревает, мы не можем ничего. Я видел съемки из американского магазина элитной обуви, который из-за болезни владельца простоял закрытым 30 лет. Эти модели в 90-х стоили кучу денег и в них щеголяли самые тузы. Сегодня на них смешно смотреть, даже на те, что не превратились в пыль и пригодны к носке. Они не стоят больше ничего – товар на сотни тысяч долларов в ценах 90-х годов.

Лично я верю Уоррену Баффету, который вывел из акций и облигаций 122 миллиарда долларов, и можно только догадываться, что говорили контрагенты, принимавшие от него бумаги и отдававшие взамен денежную массу, которая, и ежу понятно, в виде воображаемых нолей легла на довольно виртуальные электронные счета. Потому что если это не так, смешно представить Баффета с таким количеством нала: один миллион долларов наличными – это по объему большой пакет из АТБ. Сто двадцать два миллиона пакетов. Смешно. Кешем или на счета – важно, что эти деньги выведены из активов. Сделайте как Баффет и вы – я не думаю, что ваши пакеты АТБ с долларами займут больше одного ангара для “боинга”, в то время, как Баффету понадобились бы 122 таких ангара. И тогда, если вам по ходу кризиса подвернется что-то интересное, вы сможете просто загрузить в “газель” сотню-полторы пакетов и купить любое предприятие на территории Украины.

И то, что я прямо сейчас продолжаю инвестировать в медицинские проекты с дальним прицелом когда-нибудь адаптировать их для Украины, свидетельствует о том, что и у меня часть активов переведена в кэш. Я вывел на сегодняшний день все свои вложения в акции, ценные бумаги, и перевел их в кэш и частично в золото, хотя я не уверен, что это правильный шаг: к золоту у меня отношение скептическое.

Конечно, часть я проем, хотя затраты апреля не идут ни в какое сравнение с затратами, например, февраля, но большая часть будет пущена в дело и даст о себе знать в 2022-2025 и 2025-2030, это особенно длинные проекты. И понятно, что сейчас я оперирую деньгами, которые стали результатом моих действий в 2012-2018 годах. Потому что вы никогда не получите прибыль сейчас на сейчас. Люфт довольно большой. Поэтому и вы сейчас пожинаете плоды вашей деятельности примерно одно-двухлетней давности, а результаты марта-мая вы ощутите в полной мере в августе-сентябре.

А результаты вашего затоваренного склада вы ощущаете уже прямо сегодня, и в этом главная ваша проблема на ближайшие полгода-год. Поэтому – только кэш способен укрепить вашу веру в будущее.

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

 

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram