Соцмережі
23 Березня 2022
273

Андрій Рева: Дефіцит в рф

(мовою оригіналу)

ДЕФИЦИТ САХАРА КАК ПРЕДВЕСТНИК КРАХА ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА В РОССИИ.

Путинское вторжение в Украину привело к введению беспрецедентных экономических санкций против России.

Наглый кремлёвский карлик ещё вчера вопрошавший Запад: “Чем вы будете топить дома без нашего газа? Дровами?” сегодня уже не смеётся.

Вслед за США, о необходимости введения эмбарго на закупку нефти и газа у России заявил канцлер Германии Олаф Шольц.

И хотя внутри Европейского Союза ещё идут дискуссии по этому вопросу, похоже, что политическое решение уже принято.

В ближайшие месяцы агрессор лишится основного источника своих доходов, и его возможности финансировать военную авантюру значительно уменьшатся.

Но есть и другая сторона медали.

Ведь не только Запад зависел от России.

В не меньшей, а по сути в большей степени Россия зависит от Запада.

Импортозамещение, о котором любили рассуждать кремлевские стратеги, оказалось пустым звуком — уже в первые дни войны Россия столкнулась с дефицитом… сахара!

Что ждёт российский потребительский рынок в ближайшем будущем?

Предлагаю вашему вниманию замечательную статью Юрия Кирпичёва.

ЧитайТе. ДумайТе.

Сахара нигде нет.

Смели с полок.

И бумаги тоже нет.

Френды в Фейсбуке пишут, что в Петербурге пачка бумаги для принтера, недавно стоившая 200 рублей, достигла 3000.

Даже карикатуры появились на эту тему!

А ведь должно быть не до смеха.

Это первые звоночки скорого краха потребительского рынка России. Коллапс наступит уже к маю.

И не только рынка — нехватка бумаги предвещает упадок экономики, системы образования, науки, культуры и даже государственности.

Ибо трудно представить без бумаги работу бесчисленных офисов, отделов и прочих учреждений, включая суды и прокуратуру, множества ведомств, управлений и министерств всей громоздкой вертикали власти вплоть до администрации президента.

И проблему не решить импортом — бумажный комбинат встал из-за отсутствия копеечных импортных реагентов, поставка которых прекращена по причине санкций.

Об этом и речь: экономику незадачливой страны убьют не проблемы с экспортом, а отсутствие импорта.

Вот показательная диаграмма грузооборота ее морских портов.

Даже сейчас, когда чрезвычайно развит автотранспорт, когда мир пересекли трансконтинентальные железные дороги и трубопроводы, когда пассажирские международные перевозки осуществляются главным образом авиацией, на водный транспорт приходится две трети всего глобального грузооборота (62% на морской и 4% на речной).

И если в экспорте России большую роль играют также трубопроводы, то импорт в основном шел морем, и надежды российских оптимистов на сухопутные поставки тщетны.

Арифметика проста: крупные контейнеровозы (Super-Post-Panamax Class/E-Class и выше) берут от 13000 до 23000 TEU (twenty-foot equivalent unit), то бишь эквивалентов 20-футовых контейнеров.

Тогда как еврофура рассчитана на один 40-футовый и потребуется 6500-12000 фур для замены одного такого корабля. Что нереально.

Поезд может взять до 200 TEU, но понятно, что заменить корабль фурами и поездами невозможно еще и потому, что из Индии, к примеру, они товар не доставят, из Америки тоже — плавать не умеют…

Кстати, помимо морских сервисов компания Maersk также прекратила букинг на интермодальных железнодорожных сервисах.

В последние годы она активно развивала транзитные контейнерные сервисы между портами Дальнего Востока и Балтики и запускала поезда из Китая через сухопутные погранпереходы, в том числе Забайкальск.

Прощай, надежда на Китай!

Для справки: датская компания A.P. Moeller-Maersk A/S — мировой лидер в контейнерных перевозках и в управлении портами.

Группе принадлежит более 70 контейнерных терминалов по всему миру, флот состоит из 786 судов.

В РФ у компании сейчас порядка 50 тыс. своих контейнеров, в основном порожних.

Это количество позволяет оценить объем поставок и зависимость страны от импорта.

Мировые лидеры морских контейнерных перевозок — швейцарская Mediterranean Shipping Company (MSC), датская Maersk и французская CMA CGM — объявили о прекращении еще с 1 марта приема новых заказов на перевозку контейнеров в/из России.

1 марта — запомните эту дату, с ее помощью нетрудно рассчитать время коллапса потребительского рынка России.

Поскольку доля этой большой тройки перевозчиков на российском рынке превышает 50%, а ранее об остановке приема заказов сообщили Hapag-Lloyd (Германия), сингапурский альянс Oсean Network Express (ONE), тайваньский оператор Yang Ming (Тайвань), а также ряд других морских линий.

Структура российского контейнерного импорта включает почти все виды грузов, ассортимент которых необозрим.

Именно в контейнерах в основном везут комплектующие для автопрома и он сразу понес наибольший урон — остановились почти все автозаводы.
Массово импортируются компьютеры и мобильные телефоны, вся электроника в целом и отнюдь не только бытовая, но и для военной техники — сообщают, что по этой причине остановилось производство танков на Уралвагонзаводе.

А бытовая техника и женские гигиенические прокладки, оборудование для научных и медицинских лабораторий и косметика, одежда, нижнее белье и обувь (доля обуви своего производства на российском рынке менее 20%) и т.д и т.п.?

Спорттовары и кормом для животных?

Ботокс для Путина, наконец?

Впрочем, тут я хватил лишку, ботокс и наркотики завезут дипломатической почтой.

В контейнерах доставляют буквально все товары народного потребления, включая ингредиенты для пищевой и химической промышленности.

В том числе для изготовления хлебобулочных изделий.

В России мало хорошей муки, ее экспортное зерно — фуражное, то есть идет на корм скоту, и для приготовления мало-мальски приличного хлеба, не говоря уже о всякой выпечке и пирожных, приходится завозить пшеницу твердых сортов и всяческие улучшатели муки и теста.

Но теперь их поставки прекратились.

Блокировка перевозок в итоге скажется на всем, что находится на полках магазинов, но в контейнерах также перевозится различное оборудование, в том числе для крупных промышленных проектов.

То есть фсё, приехали, как сейчас говорят, или Бобик сдох, как говорили раньше.

Потому что самостоятельно заполнить свой рынок Россия не в состоянии.

Что касается сроков, то считается, что оптимальный товарный запас обеспечивает торговую точку на 20-24 дня вперед, хотя я и сомневаюсь, что в России придерживаются этих выработанных десятилетиями норм.

Для скоропортящихся продуктов запас рассчитывается исходя из половины срока их годности.

То есть имеем примерно три недели.

Добавим недельку-другую на инерцию потока поступлений (прекращение приема новых заказов не означает прекращения выполнения ранее сделанных) и еще три недели на расходование запасов оптовых или региональных складов крупных торговых сетей и приходим к примерному времени опустошения их складов и полок магазинов — максимум два месяца.

Считая с начала марта, приходим к маю.

Полагаю однако, что это чрезмерно оптимистический расчет.

Да, грядущее вскоре по причине массовой безработицы (ввиду начавшейся массовой остановки предприятий) снижение покупательной способности населения затормозит оное опустошение, но гораздо раньше с полок все сметет ажиотажный спрос.

В этом сомнений нет, Россия регулярно проходит через подобные испытания и рефлексы запасаться в подобных ситуациях закрепились если не на генетическом уровне, то на ментальном.

Да и власть непременно постарается усугубить и ускорить катастрофу, тут пророк Жванецкий был прав особенно:

“Однажды в телевизоре появился бледный как смерть Министр Финансов и заявил:

― Финансовый кризис нас не затронет. Потому что. Я вам точно говорю.

Население, знающее толк в заявлениях официальных лиц, выматерилось негромко и отправилось закупать соль, спички и сахар.”

Дальше вы, полагаю, помните.

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram