Соцмережі
11 Липня 2019
79

Дмитро Томчук: Ніколи не зупиняйтесь навчатися

Урок за 15 хвилин та домашка у 42

(мовою оригіналу)

А как у вас с английским?

Я вот почему спрашиваю: у нас в киевском офисе две переговорки. И они никогда не бывают пустыми. Они заняты или одновременно, или по очереди. Я часто кочую из одной в другую: заканчивается одна встреча и сразу же начинается другая, или мои коллеги уже начали следующую, пока у меня еще продолжается предыдущая. В нормальных компаниях, как правило, одна переговорка и ее хватает, иногда я встречал корпорации, которые занимали небоскрёбы, и переговорок там было на целый этаж. Но у нас так. Я даже видел компанию, в которой в переговорной комнате на диване почти всегда спал главный сисадмин, потому что: переговоров не было вообще, никаких и никогда, все компьютерное работало само по древней поговорке подводников “если что-то работает, главное туда не лезть”, а главный сисадмин по ночам прожигал жизнь. Так бывает.

И вот я сижу в пустой переговорке. И наслаждаюсь тишиной и покоем. И у меня есть целых 20 минут до следующей встречи. И это почти что отпуск. И вдруг… вызов по скайпу! Это моя преподавательница по английскому звонит мне из Энале кантри. Это очень требовательная преподавательница. Она могла бы начинать свое общение со слов “Dmytry, я же вижу, что вы дышите, так когда же мы можем использовать для предпрошедшего паст перфект, а когда – паст индефинед?” Но у нее классическое британское воспитание и Оксфордовская выдержка, и она так никогда не начинает разговор. Но отвечать нужно. Отпуск пропал. И я отвечаю.

– Вернемся к уроку! – после церемонных приветствий бодро говорит мне мой британский тьютор.

У вас были учителя, которые заставляли вас чувствовать себя двоечником и разгильдяем, если вы не выучили урок. Но это было в школе. Это было давно. Все намного интереснее, когда у вас есть такой учитель в 42 года, когда у вас в собственности два десятка фирм и немалые деньги со всего мира в управлении.

– Боюсь, мы не можем вернуться к уроку, – говорю я.
– Вот как? Вай? – любезно осведомляется она светским тоном.
– Потому что я в другом городе, в моем другом офисе, у меня нет с собой планшета, только телефон, и все записи остались в моем днепровском офисе…

Это все звучит и воспринимается точно так, как если бы вы сказали в школе, что забыли тетрадь с домашкой в другом пиджаке.

– Это ужасно, – сочувственно говорит тьютор, – Но совершенно не важно. Давайте вернемся к уроку без этого всего.
– Но у меня только 15 минут!
– Этого более чем достаточно! – говорит преподавательница тоном Маргарет Тетчер, которая только что отправила авианосцы на Фолкленды, – Это прекрасно! Let’s start!

Она – воплощение тезиса о том, что учиться нужно всегда. Особенно английскому. А вот результаты такого подхода: в любых сложных переговорах с англоязычными партнерами наступает момент, когда нужно выгнать переводчика. Потому что начинается разговор с глазу на глаз. Начинаются тонкие моменты – доли, деньги, проплаты и много всего интересного. И тогда нужно говорить и понимать самому. И тут, особенно в некоторых странах, сколько всего из вас может выкрутить хитрый партнер средствами языка! Но это ваши проблемы: почему не учили, когда было время? В таких ситуациях, когда от владения языком зависят большие суммы, никому не интересно, в каком вы были офисе, где были ваши записи и на каком именно планшете вы могли или не могли заниматься английским. Вы либо владеете, либо нет.

Пару лет назад, когда нужно было говорить с зарубежными банками, я готовился к разговору, тщательно и подолгу. И беда, если разговор происходил внезапно или без моих записей и без моих помощников: это всегда было шансом здорово попасть на деньги. Вы разбираетесь в прошедшем несовершенном, совершенном и настоящем длящемся? Да какая разница! Но когда речь идет о “деньги пришли”, “деньги шли” и “деньги идут”, да еще когда они нужны на счету прямо вчера – вы гарантированно разницу прочувствуете.

Тот английский, которым мы владеем, путешествуя по Европе, которого достаточно для отелей, ресторанов и туристических мест – это просто утренник в ясельках. Когда у вас более 200 деловых партнеров в разных странах, а цена вопроса – большие деньги, только тогда вы можете понять, что такое владение языком и оценить свой уровень.

Обучение и самообучение – безостановочный процесс. И, несмотря на то, что я наконец свободно общаюсь с партнерами на английском, я продолжаю делать домашки и выписывать слова. Но здесь, конечно, все зависит от того, есть ли у вас тот самый учитель, который вам необходим, чтобы вы занимались английским в самых неподходящих условиях. И владели им в самых неподходящих условиях.

И побеждали благодаря этому.

Більше новин та актуальних матеріалів у нашому каналі в Telegram

 

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram