Соцмережі
15 Червня 2019
591

Дмитро Томчук: Кожному селзу свого фріка

Як навчити продавця продавати

(мовою оригіналу)

Два месяца назад одна из компаний купила по знакомству селза. Хорошие люди тайком шепнули, что вот, есть хороший селз, берите, не пожалеете. Его хантили, хантили, и наконец, схантили. Потому что хорошие продажники на дороге не валяются. Их даже нет на рынке труда. Потому что продажник, если он хороший, всегда при деле. И его перекупили за интересную сумму. И дали ему зарплату, сопоставимую с бюджетом сельсовета какого-нибудь села в Полтавской области. Или даже двух. Селз был, как в песне: красиво одевается, красиво говорит, и знает в совершенстве английский и иврит. И гуру продаж, и регалии на бархатных подушечках – впору заводить пажей и фрейлин короля-солнца. Крутой селз. Красивый и холеный. “Боже, до чего я хорош!” – как сказал о себе один аляскинский маламут в интернете. Он круто носил дорогие костюмы, выглядел солидно и был убедителен, даже не открыв рта. На английском он говорил как нейтив, рожденный в Эмпайр-Стейт Билдинг.

Когда вы берете в компанию такого терминатора, то, по логике, вы о продажах можете не беспокоиться: по умолчанию они взлетают до самых высот, остается только принимать звонки глав мировых корпораций с поздравлениями. Вы вообще можете отключиться от вопроса продаж и заняться более насущными делами.

Прошло два месяца, селз обходился дорого. Потому что вы не можете просто взять и купить продажника, и при этом не тратить постоянно на него деньги. Это как встречаться с Мисс Вселенная 2018 года – дешево точно не будет. И вот на одном из совещаний недовольные директора вдруг сказали: а от нового селза вообще никакого толку. Два месяца никакого результата. И кто-то предложил идею, подкупающую своей новизной: а давайте его пнем! И сразу же появилась идея еще более увлекательная: а давайте его выгоним! Не работает, только деньги жжет. Никакого результата. Безобразие. Еще и за такие деньги. Вот денег особенно жалко.

И тогда я осмелился спросить: “А его кто-то обучил специфике? Ввел в курс дела? Познакомил с особенностями айти-сферы и существ, которые ее населяют?” Повисла пауза. Все посмотрели друг на друга. Так смотрят лягушки в кулаке ребенка. Как-то забыли ввести этого статного красавца в курс дел. Не подумали, что продавать софт – это как-то необычно, по сравнению с другим товаром: спиралями для вейпов, помидорами или теплыми панталонами. И я продолжил: “Вы, может быть, дали ему наставника? Показали, как это происходит? Послали его с самым крутым продажником на переговоры?” Нет, как-то оказалось, что того. Не того. Ничего такого не сделано. Предполагалось, что терминатор – на резиномоторе: окунаешь его в любой рынок, отпускаешь, и он поплыл крушить продажи всего на свете.

Когда я, вчерашний выпускник бердичевской средней школы, перед первым курсом пришел работать в канадскую фирму, мне в самый первый день дали наставника. Наставник был в белой рубашке и желтом галстуке, блестевшем, как фольга. Наставник нагрузил полную сумку пластмассовых дуршлагов по три гривны, и мы пошли по офисам, он – продавать, а я – учиться продавать. Он был гуру продаж. Он был самым крутым в этой канадской фирме. Он сказал мне: “Смотри, на твоих глазах я сейчас буду продавать эти пластмассовые дуршлаги не по три гривны, а по три доллара”. Я не подал виду, что сомневаюсь: даже три гривны для этого китайского барахла было дорого. Но он продал их все. По три доллара каждый. У него их покупали даже офисные тети девяностых, кто помнит, что это был за типаж, тот оценит весь сюрреализм происходящего. Покупали, как заколдованные дудкой Кнуда-крысолова. Гуру продаж открывал им неизведанные ранее глубины: что это дуршлаг; что он незаменим; что вот здесь у него революционные дырочки в пластмассе, а вот здесь – инновационная ручка, за которую держать. И что он хорош для любых ситуаций, что у него ровно сто применений, среди которых – он поможет, если поблизости не оказалось туалета.

Я смотрел на него весь день. И в конце дня мне стало казаться, что я – это он. Назавтра мне дали сумку с дуршлагами и я пошел по офисам один. День, другой, третий я возвращался в компанию с полными сумками, не продав ни одного дуршлага, но наслушавшись матюков, а потом как-то втянулся и стал продавать понемногу – не по три доллара, конечно, по три гривны, но уже распродавал все, а в конце этой головокружительной карьеры даже заходил в офис за второй партией, и продавал ее всю тоже.

И все благодаря этому безумному фрику, которого мне дали в первый день. Всегда, когда я был на продажах, его образ стоит у меня перед глазами. Я просто копировал его, пока не наработал свои приемчики с дуршлагами.

Вывод: каждому холеному селзу дайте своего безумного фрика в блестящем галстуке, пусть он покажет, как надо крушить. Пусть эта дикая картина врежется в память достойному продажнику с такой силой, что он уже никогда не сможет ее развидеть. И тогда все пойдет, как по нотам.

А то – бросили человека одного…

Більше новин та актуальних матеріалів у нашому каналі в Telegram

 

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram