Соцмережі
29 Грудня 2020
338

Дмитро Томчук: Філософія інвестування

(мовою оригіналу)

В июле 2016 года у нас ничего хорошего не происходило. Все хорошее стало происходить год или два спустя. А тогда все ехало вкривь и вкось, проблемы накапливались и все шло вообще не так, как нам было нужно. Мы только-только делали первые шаги в сотрудничестве с Китаем, и это сжигало массу усилий и ресурсов. Также мы попробовали прощупать Дубаи на предмет сотрудничества, и поняли, что уж лучше пусть будет Китай. Тогда на нас навалилось столько всего, плюс тогдашняя обстановка в стране, что мы приняли единственно верное решение: бросить все и ехать на концерт Red Hot Chili Peppers. Мы поехали, и снова не ошиблись: как всегда, я вывез с концерта новые силы, идеи и энергетику, которая уже иссякала. На этой энергетике мы протянули несколько недель, пока не начало происходить хоть что-то вменяемое.
Где-то в околоконцертной тусне я и услышал историю о том, как фронтмен группы Энтони Кидис продал гитару своего гитариста Джона Фрусчанте. В оригинале она звучит так: “Когда-то очень давно, еще в самом начале, мы были так глубоко в жопе, что нам пришлось продать гитару Джона. Но я не жалею об этом. Хотя жалко, конечно, что мы не подождали с продажей лет пятнадцать. Думаю, сегодня мы бы выручили за нее немного больше”.
“Немного больше” – это вот сколько:
Гитарист Pink Floyd Дэвид Гилмор продал свои гитары за 21,4 миллиона долларов;
Гитара Курта Кобейна продана за 6 млн. долл;
Гитара Кейта Ричардса, “Роллинг Стоунз”: 1 млн. долларов; Джими Хендрикса – 2 млн. долл.; Джона Леннона – 2,4 млн. долл.; Боба Марли – 2,4 млн. долларов.
И это говорит о том, что продаже всякой гитары – свое время. Проданная слишком рано, она уйдет за копейки и все равно никому не поможет, мало чем отличаясь от стандартной цены других таких же гитар.
Та же ситуация у нас в бизнесе: вот хочется мне продать свою долю в каком-нибудь проекте, но не получается: на ранних стадиях, когда компания еще ничего не стоит, продажа доли принесет копейки. А когда компания стоит миллиарды и продавать долю как раз выгодно, продавать уже не хочется – такая корова нужна самому, хотя, если вдуматься – зачем? Ведь фазы сменяются и стоимость компании из миллиардов может опять скатиться к тысячам: никто ни от чего не застрахован.
Вот потому-то самое главное искусство инвестора – вовремя забрать свою долю из проекта и отвалить с деньгами. В этом, собственно, и состоит вся философия инвестирования. Одно радует: инвестору свою долю продать легче, чем музыканту – свою гитару. Некоторые пытались-пытались, да так и не смогли. Говорят, это самый сложный бизнес- продавать вещи знаменитостей и получать за них те деньги, что нужны, а не те, что дают. Так что хорошо, что я инвестор. И не имею никакого отношения к гитарам. это большое облегчение.

В июле 2016 года у нас ничего хорошего не происходило. Все хорошее стало происходить год или два спустя. А тогда все…

Опубликовано Дмитрием Томчуком Понедельник, 28 декабря 2020 г.

 

 

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

 

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram