Соцмережі
23 Січня 2019
510

Владислав Рашкован: Для Центрбанків минулий рік був нелегким

(мовою оригіналу)

Но самой большой головной болью для центральных банкиров стало посягательство на независимость регуляторов со стороны политиков

2018 был сложным годом для Центробанков и их руководителей

После достаточно спокойного 2017 года в целом 2018 год для Центробанков и их Глав по всему миру был не таким уж и радужным. Чем же жили центральные банкиры в прошлом году:

Первым возмутителем спокойствия была Федеральная резервная система: Fed четырежды поднимала учетную ставку в 2018 году, заставляя нервничать другие центральные банки. Дело в том, что повышение учетной ставки в США делает инвестиции в государственные бумаги в США тоже более выгодными, так как их доходность начинает расти. Как результат средства из развивающихся экономик начинают перетекать на супер стабильный американский рынок.

К этому добавился эффект от налоговой реформы администрации Трампа, который стимулировал большие корпорации возвращать ликвидность, хранимую в других странах, обратно в США. Только за первую половину 2018 года в США вернулось из разных стран около 0.5 трлн долларов (из 3 трлн хранимых на зарубежных счетах). Это движение капиталов начало давить на курсы валют в разных странах, и центробанкам нужно было бы или повышать учетные ставки или снижать курс своей валюты. Великобритания, Турция, Украина, Аргентина, Индонезия, Филиппины, Чехия, Индия, Пакистан, Мексика, Тунис, Малайзия, Румыния, Грузия, Саудовская Аравия, ОАЭ – вот неполный список стран, Центробанки которых повысили учетные ставки в 2018 году.

Однако, следующим риском для центробанков стала ситуация не некоторых развивающихся рынках. В первую очередь в Аргентине и Турции. В мае на фоне 50% девальвации песо власти Аргентины обратились к МВФ за помощью, и в июне Исполнительный совет МВФ согласовал рекордную по размеру трехлетнюю программу для Аргентины в размере 50 млрд долл., а в конце сентября на фоне ухудшения ситуации в Аргентине МВФ расширил программу, увеличив ее размер до 57 млрд долл. На тот момент Центробанк Аргентины потратил уже 16 млрд долл. резервов на успокоение рынков.

В мае в Турции на фоне девальвации лиры Центробанк Турции повысил учетную ставку, но Глава Центробанка Турции попал под жесткую критику Главы государства. Рынкам такая критика вообще не понравилась, так как они посчитали, что действия Центробанка были оправданы, а позже все же поставили под сомнение независимость центробанка, что привело к еще большей девальвации национальной единицы и возросшей инфляции. Рынки всех развивающихся стран быстро отреагировали повышением снижением стоимости государственных ценных бумаг. Украина была в их числе. Ситуация к концу года так и не улучшилась – спреды многих стран находятся на очень высоком уровне.

Третьим фактором беспокойства стала волатильность финансовых рынков. Конец года был очень негативным для американского рынка акций, особенно на фоне того, что доходность двухлетних американских гос бумаг стала выше, чем пятилетних – один из признаков приближающегося кризиса. Китайский рынок показал значительную отрицательную динамику в 2018 году, поведя за собой вниз рынки Гонконга, Южной Кореи, Малайзии, Индонезии и других стран Юго-Восточной Азии. Криптоактивы, так разрекламированные в 2017 году, показали обвальное падение в течение всего 2018 года (биткоин потерял около 70% стоимости с пиков в 17.000 долл. в декабре 2017).

Влияние Brexit на финансовые рынки тоже доставляло беспокойство для центральных банков – Лондон исторически был глобальным финансовым центром. Увеличившаяся неопределенность плана выхода Британии из Евросоюза повысила волатильность и, следовательно, стоимость различных инструментов хеджирования – кредитных свопов, деривативов, для многих из которых Британия была торговой площадкой. Судьба всех этих инструментов на данный момент не понятна.

Центробанки по всему миру также работали, с одной стороны, над усилением надзора за коммерческими и инвестиционными банками и пытались как-то унифицировать требования к капиталу и ликвидности банков, а с другой стороны пытались понять, как начинать регулировать необанки, финтех и техфин компании. Ни с одной задачей центробанки особо не справились: унифицированной модели надзора за банками нет и не предвидится, единого надзорного поля нет не только в мире, но и в Европе (кейс с эстонским филиалом Danske bank и вовлечением Deutsche Bank в сомнительные транзакции восточноевропейских клиентов на 300 млрд долл. за 5 лет вообще поднял вопрос об эффективности новой модели европейского банковского надзора, только недавно созданного), что делать с финтехом центробанки не знают. Приехали.

Но самой большой головной болью для центральных банкиров стало посягательство на независимость регуляторов со стороны политиков. И в 2018 году это стало своеобразным трендом. Начать, наверное, стоит с твитов американского Президента Дональда Трампа, в которых он называл действия Fed по повышению ставок безумными, объясняя, что этим Fed подрывает американский экономический рост и эффективность налоговой политики американской администрации. Пока Fed остается глух – возможно, у них нет Твитера.

В Индии Глава Резервного банка Urjit Patel после года борьбы с правительством Narendra Modi подал в отставку в декабре 2018, ранее истечения своего срока (первый раз в истории Индии). О давлении на центробанк Турции со стороны Recep Tayyip Erdoğan я уже упомянул. В марте Народный банк Китая возглавил новый Глава Yi Gang, заменив на этом посту Zhou Xiaochuan, при этом его заместителем стал Guo Shuqing, который в Коммунистической партии Китая занимает более высокую позицию. Многие аналитики усмотрели в этом ослабление независимости центрального банка. Народный банк Китая в 2018 году не повышал учетную ставку, напротив снижал резервные требования для коммерческих банков, делая кредит более доступным, но это все равно не смогло оживить экономику и стимулировать экономический рост.

В целом в 2018 году произошла смена большого количества Глав центробанков (смотрите в комментариях полный список).

В США в январе Сенат утвердил Jerome Powell шестнадцатым Главой Федеральной резервной системы. На фоне кризиса в Аргентине в 2018 году сменилось три главы центробанка: на фоне девальвации песо сначала в июне ушел Federico Sturzenegger resigned as governor of the Central Bank of Argentina (CBRA). На его место Президент Mauricio Macri назначил министра финансов Luis Caputo, но тот после трех месяцев на посту также подал в отставку по «личным обстоятельствам», и его место занял новый Глава Guido Sandleris.

Также в 2018 году в отставку ушли Глава Банка Израиля Karnit Flug – Главой стал американский экономист Amir Yaron. Уже принято решение, что после смены власти в Бразилии, Глава центробанка, Ilan Goldfajn, покинет банк весной 2019 года – на его место будет назначен Paulo Guedes. Adrian Orr стал Главой банка Новой Зеландии.

В Европе тоже произошли изменения: в марте 2018 года Главой НБУ назначен Яков Васильевич Смолий, до этого исполняющий обязанность Главы с мая 2017 года. В Косово Fehmi Mehmeti также был подтвержден на позиции Главы регулятора после 6 месяцев на позиции с приставкой и.о, в то время как в сентябре 2017 года предыдущий Глава Bedri Hamza перешел на позицию министра финансов.

Глава Словенского ЦБ Boštjan Jazbec объявил об уходе 20 марта, сказав, что его жизни угрожает опасность от людей, которые потеряли деньги при банкротстве коммерческого банка. При уходе он также обвинил одного из людей, близких к президенту, в давлении. Новый Глава Boštjan Vasle был назначен только в декабре 2018.

В июне 2018 в Испании Pablo Hernández de Cos назначен Главой центробанка вместо уходящего с поста Luis Linde, чей шестилетний срок завершился. Летом также произошла смена Главы банка Финляндии: вместо Erkki Liikanen, который провел два семилетних срока на своей позиции, центробанк возглавил Olli Rehn.

В Македонии руководить центробанком стала первая женщина в истории молодого балканского государства – Anita Angelovska Bezhoska. При этом ее назначение было достаточно неожиданным: 30 апреля Президент Македонии Gjorge Ivanov внес кандидатуру Dimitar Bogov на второй срок как Главу Национального банка Македонии (Bogov был на этой позиции с 2011 года, и наш офис с ним великолепно сотрудничал). Но парламент неожиданно не поддержал эту кандидатуру. Компромиссного фигурой оказалась именно Anita Angelovska Bezhoska, на тот момент – замглавы Центробанка. В соседней Молдавии также сменился Глава центробанка – после достаточно неожиданного ухода Sergiu Cioclea министр финансов Octavian Armașu в ноябре пересел в кресло Главы регулятора.

В Словакии Jozef Makúch тоже подал в отставку – он уходит с поста Главы центробанка с 1 марта 2019 – Министр финансов Pater Kazimir планирует занять эту позицию. Уже в начале январе 2019 года ушел на пенсию Глава ЦБ Бельгии, Jan Smets. На его место назначен его заместитель Pierre Wunsch.

В Азии к уже упомянутой смены Главы Резервного банка Индии, в марте 2018 Nor Shamsiah Mohd, который до этого возглавлял расследование скандала вокруг фонда 1MDB, стал Главой Bank Negara Malaysia вместо Agus Martowardojo, а Perry Warjiyo возглавил Центробанк Индонезии. На Тайване также произошли изменения в центробанке: вместо 79-летнего ветерана Perng Fai-nan Главой банка назначен его заместитель Yang Chin-long. Летом нового главу получил центробанк Ирана: Совет министров назначил на эту позицию Abdolnaser Hemmati, бывшего руководителя страхового регулятора, при этом не продлив контракт для бывшего главы Valiollah Seif. В Киргизии в январе Tolkunbek Abdygulov вернулся на пост Главы регулятора после того, как непродолжительно поработал в 2017 на двух постах в правительстве.

В Латинской Америке, кроме смен Глав в Аргентине и Бразилии, изменения произошли и в Венесуэле – в июне на фоне галопирующей инфляции свой пост потерял Ramón Lobo, находящийся на позиции Главы банка только с октября 2017. Новым Главой был назначен Calixto Ortega Sánchez, в прошлом вице-президент нефтяной компании Citgo. В целом за 10 лет в Венесуэле сменилось 8 глав центробанков.

В африканских странах также произошли изменения. Глава центробанка Туниса Chedly Ayari подал в отставку 14 февраля 2018 года. Уже на следующий день Парламент на его место назначил экономиста Мирового банка Marouane el Abassi, который сейчас планирует масштабную трансформацию центробанка в рамках программы МВФ и берет в пример опыт Украины в таком проекте.

В Йемене Президент Abd Rabbuh Mansur Hadi назначил Mohammed Zammam новым главой центробанка в феврале 2018. Zammam руководит центробанком из Адена, где находятся правительственные организации и войска, в то время как, столицу страны Сану еще в марте 2015 года захватили повстанцы в рамках внутренней гражданской войны. В Эфиопии в июне 2018 вместо Teklewold Atnafu Главой центробанка стал бываший руководитель комиссии национального планирования, Yinager Dessie. В июле Центральный банк Либерии возглавил Nathaniel Patray после того, как бывший руководитель Milton Weeks подал заявление об увольнении на фоне разногласий с президентом по поводу финансирования правительства.

Суданский глава центробанка Hazem Abdelqader внезапно скончался во время командировки в Турцию летом. Его позицию занял Mohamed Khair Ahmed Al-Zubair, который уже до этого занимал позицию Главы. В Южном Судане Президент Salva Kiir уволил Othom Rago Ajak и назначил Dier Tong Ngor на позицию руководителя регулятора. Нового Главу получил и центробанк Сьера Леоне – вновь назначенный президент назначил на эту позицию Kelfala Kallon, экономиста из университета Northern Colorado.

Не обошлось в центробанках и без скандалов в 2018 году. Так Главу ЦБ Латвии Ilmārs Rimšēvičs, обвинили в коррупции и отстранили от работы. Проблемы также были у спешно уволившегося главы надзорного органа в Польше – в декабре 2018 года Marek Chrzanowski, был обвинен в коррупции и арестован местным антикоррупционным агентством. В украинской прессе освещали этот скандал.

На фоне такой большой смены Глав центральных банков по всему миру тот факт, что некоторые из Глав остались на своих позициях, выглядит даже удивительно. Так Главой центробанка Японии Haruhiko Kuroda был переизбран на своей позиции. Также Juyeol Lee, Глава Банка Кореи начал еще один четырехлетний срок на своей позиции в 2018 году. В Нидерландах Klaas Knot также был переназначен Правительством на новый срок. Аналогично, Boris Vujčić остался работать Главой центробанка Хорватии. И Klaas Knot, и Boris Vujčić являются Главами центробанков нашей IMF Constituency и минимум три раза в год у меня лично есть возможность с ними пообщаться на околобанковские темы. с новыми Главами Центробанков Израиля,

Новых глав центробанков Бельгии, Македонии и Молдовы я также знаю – они уже работали с нашим офисом несколько лет до своего назначения: Pierre Wunsch как замглавы Центробанка, Octavian Armașu, как министр финансов, а Anita Angelovska Bezhoska до работы зам главы Центробанка работала в МВФ. А вот с новым Главой Центробанка Израиля будет возможность познакомиться в апреле во время Годовых сборов МВФ в Вашингтоне – все эти страны также являются членами нашей группы в МВФ.

Как вы видите, 2018 год был действительно непростым годом для центральных банкиров. Посмотрим, что год грядущий нам/им готовит. Мы точно не соскучимся.

#CentralBanking – 2018 был сложным годом для Центробанков и их руководителейПосле достаточно спокойного 2017 года в…

Опубліковано Vladyslav Rashkovan Вівторок, 22 січня 2019 р.

 

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram