Соцмережі
27 Серпня 2020
227

Олексій Кущ: Важливі цифри на які часто не звертають увагу

Про співвідношення державного боргу до ВВП

(мовою оригіналу)

Согласно прогнозу НБУ, на конец года, отношение государственного долга к ВВП составит 62% (а было 50%). Сама сумма долга (внешнего, внутреннего и гарантированного) в эквиваленте выросла до 85 млрд. дол.

Кстати, я прогнозировал коридор 60-65% и сейчас больше склоняюсь к верхней точке диапазона.

Год назад, глава минфина Маркарова оценивала перспективы снижения индикатора долг/ВВП в пределах 44%.

Уже тогда, я написал статью, в которой раскрыл суть этого трюка, достаточно было проанализировать структуру числителя и знаменателя формулы расчета: в числителе валютный долг механически уменьшался в гривневом эквиваленте за счет укрепления гривны на 15%. В знаменателе, номинальный показатель ВВП разгонялся с помощью дефлятора (выше 10%) – инфляционный импульс.

Простыми словами: если у тебя инфляция выше среднего и при этом национальная валюта укрепляется, то соотношение долг/ВВП будет искусственно снижаться даже если абсолютное значение задолженности растет!

Понятно, что такая аномальная ситуация может быть достигнута как и все искусственное, лишь на краткосрочном временном интервале.

В своей статье в июле 2019-го, я говорил о “накопленной девальвационной волне” в размере 10-15% (можете сравнить с уровнем девальвации гривны в этом году).

Кроме того, я показал как вообще формируется показатель долгового “благополучия”, когда отношение долг/ВВП не превышает 60% (один из маастрихтских критериев макростабильности).

Условно говоря, ситуация, когда уже сформированный долг не растет выше критического уровня, возможна в модели роста на 5% и бюджетного дефицита в 3%.

Снижение долга – при улучшении баланса данных показателей и снижение – при условии ухудшения.

Именно поэтому, США никогда не снизят уровень своей задолженности, а Германия может, так как в отличие от Америки способна на бюджетный профицит.

Что касается Украины, у нас есть только два пути снятия долговой удавки (если не считать реструктуризацию, которая является лучшим вариантом для нас и именно поэтому не будет применена нынешней властью).

Первый путь – рестрикционный, применяемый ныне и временно поставленный на паузу кризисом: жесткое ограничение бюджетных расходов, сокращение общего дефицита и первичный профицит бюджета. Государство в этой модели заточено на возврат долгов и попутное умерщвление социальной системы (образование, медицина, наука, социальная политика).

Второй путь – экспансионистский. Экономический рост на уровне выше 5%, при чем с расширением дефицита на каждой итерации экономического ускорения.

Почему МВФ и прочие внешние кураторы настаивают на первом варианте? Ответ простой: они хотят вернуть свои деньги и не верят в наш экономический рост.

Это как требования коллектора к заемщику-алкоголику: отдать зарплатную карточку, разорвать контракт на обучение детей, вернуть туристическую путевку и продать телевизор.

Но в этой ситуации виноваты не кредиторы, а наши политические “элиты”, которые на пушечный выстрел не подпускают к власти, людей, способных формировать модели экономического роста.

Виноваты и избиратели, которые голосуют за таких политиков.

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

 

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram