Соцмережі
1 Квітня 2021
274

Олексій Кущ: Бізнес, податки, держбюджет

(мовою оригіналу)

О цене государства и о том, почему “сбыча мечт” иногда намного страшнее реальности.

В Украине можно часто услышать несколько базовых тезисов, которые ложатся в основу поиска выхода из экономического эволюционного тупика.

“Бизнес платит много налогов, нужно снижать налоговое давление”. Почти мантра, звучащая все годы независимости. За это время, бизнес наловчился почти не платить налоги, но мантра звучит.

В своих публикациях я показал несостоятельность данного тезиса. Прежде всего, у нас все сваливают в одну корзину: налоги на труд, капитал и активы. А это разные направления фискальной политики.

Налоги на труд у нас действительно высокие, равно как и косвенные (НДС, акцизы), которые платит наемный работник и конечный потребитель. Но не бизнес. Бизнес лишь транзитер по уплате. Бизнес получает добавочную стоимость, но она создана трудом наемных работников.

Уплачивая высокие налоги на труд, предприниматель просто не доплачивает своим работникам справедливую зарплату (этим и объясняется тот факт, что в Украине низкая оплата труда).

С косвенными налогами все еще проще — их оплачивает конечный потребитель в цене товара/услуги.

Налоги на труд и косвенные налоги на социальные товары у нас высокие и их нужно снижать (высокие не в сравнении с Европой, а применительно к параметрам нашей экономики).
Бизнес в Украине платит с капитала лишь налог на прибыль. Но в отличие от подоходного налога физического лица, он может оптимизировать свои фискальные 18%, а наемный работник — нет (либо зарплата в конверте).

Даже с точки зрения конечного потребления, бизнес и физическое лицо априори не равны: компания строит бизнес-центр и получает налоговый кредит по НДС в размере 20% затрат. Человек строит дом и не получает ничего.

Теперь о цене государства. Нам предлагают снизить расходы бюджета до 20% ВВП, попутно включая в “цену государства” и источники расходов в виде бюджетного дефицита и привлеченных долгов. И даже монетарный источник — прибыль НБУ.

Допустим мы реализовали данную “мечту”. И получили расходну часть бюджета на уровне 800 млрд грн. на 40-милионную страну. Это полный развал экономики и крах государства.
Простой факт — за счет бюджетных расходов, государство создает доходы домохозяйств (выплата социальных трансфертов и субсидий) и бизнеса (госзакупки и инфраструктурные затраты). То есть создает новые деньги. То же самое могут делать лишь банки, но в виде кредитов.

В кризис, бюджетный дефицит является компенсатором дефицита сбережений населения и инвестиционной активности бизнеса. А также — отрицательного торгового баланса.
Профицитными могут быть лишь богатые страны, желательно с положительным торговым балансом.

Экспертная мысль в Украине зачастую опирается на очень устаревшие догмы. В данном случае — на идею о необходимости снижения “цены государства”, то есть размера бюджетного дефицита и бюджетных расходов.

Но уже даже в МВФ говорят о закате эпохи “вигилантов”, которые с помощью инструментов аналитической оценки “хейтят” государства, не придерживающиеся строгой бюджетной и долговой дисциплины.

Действительно, какое значение имеет уровень госдолга в национальной валюте и его отношение к ВВП, если он долгосрочный и ставки по нему отрицательные, то есть не государство платит кредиторам, а наоборот.

В этой ситуации долговая политика заменяет или подменяет налоговую — любой дефицит бюджета можно добрать на рынках долговых заимствований на миллиарды и триллионы долларов. Что и делают США и ЕС.

При бесплатном безлимите заимствований размывается и само понятие дефицита, который в условиях кризиса может безболезненно вырасти с 1 до 8-10% для покрытия возросших расходов, связанных с социальной системой и поддержкой бизнеса.

Понятно, что данная модель пока прерогатива развитых стран с резервными валютами. Но и развивающиеся государства уже активно применяют ее элементы.

Единственный аргумент сторонников снижения “цены государства” — воруют.

Но вместо правильного вывода о том, что выход – в прекращении воровства, они приходят к заключению, что нужно максимально урезать государственные расходы.
А что будем резать?

Пазл цены государства в Украине (некий средний): 5% ВВП на оборону, 5% на медицину, 2% – на субсидии, 3% – на образование, хотя бы 1% на науку, минимум 3% на критическую инфраструктуру, 3% на обслуживание долга, 5% — на дотации в пенсионный фонд. Получаем минимум 27% ВВП. И это без сектора госуправления, а с ним будет под 30%. И резать здесь нечего.

Можно, конечно не платить пенсии, не лечить и не учить, не защищаться, окнчательно обвалить коммунальную сферу и добить в хлам инфраструктуру. Но такая низкая цена государства приведет лишь к его окончательному распаду.

Что касается воровства, мне видитсяч такая аналогия: высохшее поле (экономика) и жалкие ручейки воды (госрасходы), которые забиты грязью (коррупция).

И вместо того, чтобы их почистить, нам предлагают вообще перекрыть воду. Но высохшее поле не превратится от этого в цветущий сад. А вот в пустыню – вполне.

О цене государства и о том, почему “сбыча мечт” иногда намного страшнее реальности.

В Украине можно часто услышать…

Опубликовано Алексеем Кущем Четверг, 1 апреля 2021 г.

 

 

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

 

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram