Соцмережі
12 Серпня 2020
319

Дмитро Томчук: Зміни після кризи

Хто вийде на новий рівень. хто перепрофілюється, а хто не відкриється

(мовою оригіналу)

Тут у меня спросили в прямом эфире: какой будет модель украинской экономики после выхода из кризиса? И я честно ответил: я не особо разбираюсь в макроэкономических процессах. И даже не лезу в них. Зато в процессах моих компаний я разбираюсь хорошо. И через эту призму могу магически прозревать будущее. И будущее таково, истинно говорю вам я: кризис, то ли текущий, то ли грядущий, кто как его трактует, по сути ничего не изменит. Он даст лишь некий опыт. Хорошая новость: этот опыт можно потом использовать. Безусловно, кризис даст толчок определенным секторам экономики. Уже сейчас видно, как рванул онлайн бизнес. И даже компании по типу АТБ начинают как-то устраиваться в онлан-сфере. Очень быстрыми темпами идет в онлайн сфера медицинских услуг. Это из хорошего.

Из плохого: много направлений в экономике утратят актуальность и перестанут развиваться в том виде, который был. Они или мутируют с уклоном в индивидуализм, или распадутся. Я вижу, как некоторые крупные сети спортклубов открылись после карантина, но, несмотря на то, что прошло уже немалое время, они по-прежнему пусты, зато я наблюдаю новый движ: на всех спортплощадках, в скверах и пр. появились спортсмены, которые тренируются на воздухе, с индивидуальными тренерами, или малыми группами. Речь уже не идет о массовых тренировках в залах, занимающих целые этажи бывших заводских корпусов. Это в прошлом. Далее: несмотря на повальный пофигизм народа, 40% ресторанов так и не открылись, а 20% не откроются уже никогда. Это большая цифра. И это в том числе потому, что люди за время недоступности ресторанов просто пересмотрели свои приоритеты, кто-то сравнил среднемесячные расходы с рестораном и без, и так далее. Новые процессы и новая реальность вмешались туда, где люди зарабатывали деньги. Или тратили деньги.

Я отлично могу проиллюстрировать происходящее на своем собственном опыте прошлого кризиса: у нас была компания, мы вкладывали большие средства в складские запасы – в том числе. Потому что наша сфера казалась неизменной и вечной, десятки лет в ней ничего не менялось. И вдруг мы столкнулись с новой реальностью: у нас были забиты под завязку склады, а продукция при неплатежеспособности клиента вдруг оказалась наглухо неликвидной. Но самое интересное в конце – спустя три года, после окончания кризиса, выяснилось, что она никому больше не нужна. И не только потому, что у нее после хранения ухудшилось качество, хотя и поэтому тоже. Но главным было то, что за эти “всего” три года на рынок вышли инновационные продукты, которые сделали нашу продукцию неактуальной: мировоззрение кастомера поменялось. Практически весь ассортимент продукции, которая застряла на наших складах, стал неактуальным: мир поменялся, и это было для нас сюрпризом, ведь мы были убеждены, что никогда ничего не меняется. Появились новые технологии и новые материалы. По приемлемым ценам! За три года! кто мог себе представить такое? Да никто! Хотя перед глазами ведь был классический пример: всего лишь одного 1974 года было достаточно для того, чтобы мировой потребитель разлюбил огромные “кадиллаки”, жравшие топливо, как тепловозы, и полюбил маленькие экономичные машинки. Навсегда! За один год!

Мир изменяется. Поэтому нужно просто трезво смотреть на происходящее, отмечая, какие сферы экономики поднимаются из пучины взамен тех, что уходят на дно. Но даже у того, что было, есть и будет, изменится алгоритм. Это я увидел прямо перед собой в 2020: оказалось, что комната, в которой я сплю, отлично становится рабочим кабинетом. Если бы мне кто-то рассказал об этом еще год назад, я стал бы избегать этого человека: как это овнеру без кабинета в хедофисе? Так не бывает. А теперь когда я решаю, ехать ли мне в свой кабинет и 40 минут стоять в пробках, или работать из спальни, превращенной днем в кабинет, я уже не сомневаюсь. Повторю: еще год назад, если бы мне предложили так жить, я бы просто не понял человека. Теперь это нормальная практика бизнеса. В компании у меня сидело два этажа программистов. Они программировали. И по-другому это было невозможно. И что? Уже полгода они отлично работают из дома. Отразилось это как-то на компании, ведь это было невозможно? Вообще никак. Только выяснилось, что офис нужен на час в неделю, чтобы всем собраться, скоординироваться, посмотреть, что происходит и что нужно, поделиться мыслями, сделать мозговые штурмы, проговорить все, что нужно проговорить и пр. И даже это мы можем отлично делать в онлайне. Скоро мы придем и к этому.

Я уже рассказывал о конкурсе стартапов, в котором я постоянный член жюри. Раньше 150 человек собирались в зале, жюри сидело в президиуме, зрители в партере, участники выходили на сцену, презентовали проекты, инвесторы вынимали деньги и финансировали. И никак по-другому это быть не могло, потому что – как по-другому? Мы не собирались вместе более полугода. Сейчас все стороны замечательно справляются с этим процессом в онлайне. И это оказалось даже удобно, потому что участники могут подготовиться, четко изложить свои идеи, и мы тоже можем более комфортно и с большими возможностями, чем торча посреди сцены под прожекторами, обсудить проект, посмотреть трезво на все плюсы и минусы. Я уже рассказывал, как я участвовал в одном из этих ивентов, перемещаясь в машине по трассе в ливень. И это не мешало мне. Я полноценно принимал участие, хотя признаюсь: до места назначения я так и не доехал, предпочтя остановиться из-за сильного ливня и сосредоточиться на конкурсе.

Все изменяется. Любой кризис, любые перемены не означают автоматически, что вот сейчас станет хуже и всем теперь вообще капец. Здесь даже нельзя подходить с мерками “лучше”, “хуже”. Будет просто по-другому. И все, что нужно для успеха – это просто быть к этому готовым. “Так как было когда-то, так больше никогда не будет, не будет” – горестно пел Розенбаум. Это хорошая песня, чтобы скорбеть, напиваясь под нее в ресторане. Но в других случаях эти слова – об обычных и нетрагических вещах: ну не будет, и что?

Это третий кризис, через который я провожу мои бизнесы. И за три раза точно можно научиться с этим как-то справляться. И с неизбежным перепрофилированием, и сменами специфики рынков, и сменами направлений бизнеса, и переменами в управлении и менеджменте. В этот раз, я, видя то, что видел уже два раза, не дожидаясь разгара кризиса, заранее срубил 80% своего управленческого персонала и заменил их на других, более подходящих для кризиса. Или просто сократил штат там, где при кризисе он требовал сокращения. И все прекрасно работает, без трагедий и катастроф, а негативное воздействие среды и эпохи пока что минимальное.

Поэтому – отнеситесь ко всем изменениям как к неизбежному злу. А еще лучше – как к добру. Все может работать и процветать при любых переменах, если к этому готов овнер. Кот все равно потащил попугая под диван, и все, что остается попугаю – воскликнуть: “Ехать, так ехать!”

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

 

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram