Соцмережі
8 Липня 2021
243

Дмитро Томчук: Специфіка китайського бізнесу

(мовою оригіналу)

Во время моего выступления о Китае перед инвесторами Vladimir Gidirim задал мне самый злободневный вопрос для всех, кто интересуется сотрудничеством с Китаем: “Среди венчурных инвесторов считается, что Китай — очень закрытая экосистема. Например, у нас в Angellist я не видел ни одной китайской сделки. Это какая-то вещь в себе, они варятся сами в себе и иностранцев фактически к себе не допускают? Кроме того, я слышал такое: юридически в Китайский айти-сектор иностранцам запрещено инвестировать напрямую, поэтому акционерами китайской софтверной компании могут быть только китайцы. И создаются странные юридические структуры, по типу “Tencent” или “Alibaba”, которые принимают участие практически в каждом перспективном стартапе. Как непосредственно технически пробиться через эти китайские стены?”

Да, Владимир попал в десятку. Дела обстоят именно так. Есть официальное поведение китайской стороны: мы открыты, инвестируйте, пожалуйста, у нас много денег, у нас куча фондов, все будут рады и так далее. Но есть негласная сторона. И там очень четко чувствуется: если ты не местный, то скорее всего у тебя ничего не получится. Но я шаг за шагом прощупывал эту систему, и я нашел к ней ключ. Во-первых, партнерские отношения: много важного делается не на переговорах, а в неофициальной обстановке — когда застолье, выпивка, развлечения и иллюзия досуга. Потому что работа бизнесмена идет непрерывно. Нельзя отдыхать, и это психологически тяжело: вы встаете из-за стола после 8-10 часовых переговоров, и едете с партнерами в клуб, и при этом вы не можете расслабиться, потому что переговоры и работа продолжаются и в клубе. Но если работать в казалось бы нерабочей обстановке, именно этим можно сформировать нужное отношение и подход у китайской стороны. И негласная политика и негласные решения и процессы преобладают над гласными. Неофициальная часть — решающая. Но если они видят, что у вас есть то, чего они в текущий момент не могут скопировать, и если они будут чувствовать, что здесь можно заработать, то они со своей стороны, несмотря на все регулирование и запреты будут стремиться организовать сотрудничество с вами. Они будут выстраивать коммуникацию, сближение, и всячески будут увеличивать свои шансы заработать на вас.
Но самое главное здесь в другом. Даже если вы подберете ключ к китайским бизнесменам, это еще ни о чем не говорит. Потому что бизнесмены — это не главная сила. Главная сила — это государственные чиновники и партия. И навык работы с китайским бизнесом вам ничего не даст, потому что все дело в том, что коммуникация с их чиновниками — это отдельный жанр. Главная проблема для нас в том, что большая часть капиталов Китая сосредоточена в государственных фондах и корпорациях. Во всем хоть сколько-то экономически значительном государство будет иметь свою долю, от минимальной до максимальной. Государственных фондов — тысяча шестьсот, у них в управлении — $585 млрд. И естественно, государство в таком положении настаивает на том, чтобы любое партнерство или сотрудничество шло только с местными компаниями. По сути, весь венчурный капитал Китая — это средства Компартии. Сложно представить СССР в подобной ситуации в 2021 году.

Но мне повезло. Я оказался человеком, который строил бизнес с ноля на постсоветском пространстве, на котором еще была сильна память о влиянии компартии. На генетическом уровне я знал, как это делается: нужно найти того, кто от имени правительства войдет в вашу совместную компанию, и вы будете вместе работать, и товарищ из правительства будет очень сильно вникать во всю деятельность, особенно в моменты главных финансовых отчетов. Именно так у нас началась совместная работа в городе Вейфане. Скажу только, что в каждой провинции — свое правительство и свои правила, по которым формируются отношения в экосистеме венчурной отрасли. Каждый город, каждая провинция отчитывается наверх о том, как у них формируется экосистема, повторяющая Кремниевую долину в Соединенных Штатах. И тогда встает законный вопрос: а точно ли им интересны иностранные инвестиции? И интересны ли в принципе? Я знаю только одно: от денег они точно не откажутся, хотя большую часть времени они изобретают, как пристроить и заставить работать свои собственные деньги, в которых у государства недостатка нет. Но вам нужно смотреть на очень много вещей и строить их правильно изначально. Поэтому лучше все делать изнутри. Если вы настолько больной человек что приедете и скажете: вот мои деньги, возьмите, они ответят: “Не нужно, у нас своих достаточно”. Потому что у них очень высокая экономика и к 2032 году они планируют занять первое место по ВВП в мире.

В следующей серии я расскажу вам, как я открывал Институт Блокчейна провинции Шаньдунь.

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram