Соцмережі
24 Липня 2020
604

Дмитро Томчук: Родина — рушій бізнесу

Бізнес розвивається, коли є заради кого

(мовою оригіналу)

Я внезапно понял, что в отсутствие детей мне напоминает наш дом в Голосеевском лесу. Уже некоторое время я почти вспоминал, что это за такое дежа-вю, но никак не мог вспомнить. Оказалось, это похоже на город Джексон, штат Вайоминг, США. Лично для меня похоже. По моим личным впечатлениям. Там живет банкир, представляющий наши интересы в США. Точнее, это ощущения даже не от самого города, а от моего первого приезда туда. Когда приезжаешь один, новенький-готовенький, и все незнакомо и печально, потому что все связи и контакты только предстоит наладить. Да, когда дети в отъезде, даже у себя дома чувствуешь себя как в чужом американском лесу. А ведь помимо Китая, мне пора бы было уже навестить и Джексон. Но все время мешает какая-то бесконечная ватно-марлевая повязка, с усилием натянутая кем-то на всю окружающую реальность.

Эти несколько ночей у нас в Голосеево выдались прохладными. Детей нет, и это странное чувство. Я варю маленькую чашечку кофе в гейзерной кофеварке, усаживаюсь на террасе во дворе и возвращаюсь в мир, в котором я делал 30-40 авиаперелетов ежегодно. Мне даже не надо закрывать глаза – американская глушь стоит перед моими глазами, как будто я не здесь, а там.

Город Джексон, штат Вайоминг. Я в деловом центре города. Но это не важно, потому что неделовая окраина выглядит точно так же. От дома до дома – метров по 50. Но домов все равно почти не видно из-за растущих повсюду елей. Дома приземистые, коренастые. У кого – из бревен, у кого – из мощной каменной кладки. Здесь не понимают, зачем строить второй этаж – туда ж нужно будет лезть по лестнице! Лучше просто пристроить на первом этаже сколько нужно комнат – пространство позволяет. Я еду в такси на переговоры. Вот с обеих сторон дороги баскетбольные щиты – машины ездят здесь настолько редко, что участок дороги можно использовать как баскетбольную площадку. У многих домов прямо на обочине стоят прицепы с разнообразными лодками – надувными, моторными, катерами. Вот проехали мимо огромного «линкольна» 50-х годов, который бы с руками отхватил любой автомузей. Здесь он стоит возле дома на спущенных шинах, с отвалившимися потускневшими бамперами. Задний бампер заброшен под машину – видимо мешал. Кузов в ржавых потеках.

Таксист, который меня везет – молдаванин. Он рассказывает мне, что уже два года живет здесь в Джексоне. США выдали ему визу. Потому что он мужчина и у него в Молдове семья – жена, дети. Никто не предполагал, что он останется. Потому что семья. А он приехал и остался. А жену и детей оставил там. Я спрашиваю, будет ли он их перевозить. Он отвечает, что уже привык и ему тут одному хорошо и удобно. Пусть живут в Молдове. А он будет здесь.

Я думаю о том, что он здесь добился своего максимума за эти два года. Чем-то большим, чем таксистом, он никогда здесь не станет. Потому что бизнес требует, чтобы была семья, чтобы она давала поддержку. Это одна из основ бизнеса, чтобы все двигалось вперед и развивалось. Без этого ничего стоящего не добиться. Но молдованин этого не знает. Да и его все устраивает. Большего не надо.

Мне нужно от жизни намного больше, чем ему. Поэтому для меня так важны семья и дети. Без них все не только невозможно, но и бессмысленно – для чего, для кого? Семья – это огромная поддержка в бизнесе. Только у нас этого многие не знают. Слишком много бизнесменов девяностых умерли в одиночестве в своих неприютных, запущенных, некогда шикарных квартирах. Многие из сегодняшней генерации умрут в одиночестве в платных больницах или за офисными столами.

Без семьи ничего не получится хорошего. Ни здесь, ни в любой другой точке мира.

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

 

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram