Соцмережі
25 Липня 2019
214

Дмитро Томчук: Родина проти рейдерів

Рейдери страшенно бояться розголосу

(мовою оригіналу)

Сейчас модно писать о рейдерстве. И многим есть, что рассказать. Мне тоже есть, что вспомнить.

Вы радовались, когда вы купили ваше первое здание? Я радовался. Это было хорошее здание, хоть и не в центре, но большое и бизнесовое. Там можно было сдать в аренду офисы множеству фирм. И я с увлечением этим занялся. Это приятно, когда у вас только что купленное здание, и все получается. От этого хорошее настроение. Это окрыляет. И будущее видится в розовом свете.

И вот однажды рабочий день в здании был в разгаре. И все везде было хорошо. И внезапно во всех коридорах появились неведомые бойцы. Они зашли в каждый офис и как умели вежливо попросили очистить помещение. Тут надо отдать должное: они старались, как могли, без толку не матерились и не били никого прикладами. Естественно, все встали и вышли, оставив все, как есть на местах. Только самые тертые и умные взяли вещи с собой, они знали, что это означает. Но их были единицы.

Мое здание рейдернули. Всего через несколько месяцев после покупки. И это была дорогая утрата. И это было некомфортно и опасно, кроме всего прочего. И я начал пытаться его вернуть, как мог. Все было впустую. И мои попытки никого во власти не радовали, но раздражали сильно. Игра становилось все опасней. Ксюша с 4-месячной Сашей выехали из дома на неизвестную турбазу где-то в лесах. А я возвращал здание. И мне его не возвращали.

А на турбазе тем временем происходило вот что: Ксюша с Сашей на руках не останавливаясь, строчила миллионы исков и жалоб и рассылала их во все инстанции мира. А Саша в это время мирно висела у нее на сиське. Вокруг благодать, сосны, воздух, река, дети, мамаши, пляжники, прелестная кроха рядом. Ручная мамина мася. И вовсю идет претензионно-исковая работа. Круглосуточно, без остановки. Тогда еще не было адвокатского бюро с кучей сотрудников, она была одна, это был рукопашный бой с козлячьей системой.

Прокурор Индустриального района, в отличие от Саши, не сопел безмятежно в сладком сне. Прокурор бесновался и драл подчиненных. Потому что Ксюшины иски вставали у него поперек глотки. И он без толку раз за разом распоряжался найти, кто это пишет и рассылает, и откуда. И сколько их там пишет таких, почему такой поток. Прокурорские рыли землю рогами, но никого не находили.

А в моем здании тем временем было дивно. Бойцы неведомого фронта жили там в коридорах неделю за неделей. Спали на матрасах, варили мивину кипятильником, провожали мужчин-арендаторов комментариями, а женщин – оценивающими взглядами и мычанием. От этого арендаторы редели. И еще, конечно, запах. Запах козлов, как всегда в таких ситуациях. Парни, конечно, старались, как могли – стирали в умывальниках носки, развешивали их на веревочках в коридоре. У нас в здании был спортзал, и это было удобно. Бойцам не надо было тащить свое железо. Они просто растащили гантели по этажам и качались себе в коридорах, сидя на своих боевых постах, без отрыва от производства, чтобы не скучать, ведь женщины проходили по коридорам все реже, а потом вообще перестали появляться.

А Ксюша не останавливалась, защищая наш совместный бизнес. Это тот случай, когда жена бесплатно круглосуточно работает на мужа, защищая его интересы, потому что это и ее интересы. А в перерывах – грудничок на руках.

Дело начало сдвигаться с мертвой точки. В судах мы выступали сильно. Это был хороший и мощный натиск. Это могло бы тянуться годами, но Ксюша придумала лайфхак: массовая, максимальная огласка. Во всех инстанциях, СМИ, на телеканалах. Теперь про нас и нашу ситуацию знали все и везде. И это било в главную цель: рейдеры боятся огласки и публичности.

Окончилось все так: здание мы отбили, это один из редких случаев в Днепре. И добились мы этого совместными усилиями. Это был первый, но не последний случай, когда без поддержки жены я бы не добился ничего. Тогда я впервые увидел силу семьи в бизнесе.

Это страшная сила, когда вы действуете сообща. Большинство так не делают, и зря: они лишают себя успеха.

Потому что в этой жизни все спроектировано на двоих. И когда этих двоих нет, изначальный проект нарушен. Во всем, не только в семье. Когда вы один – вы всего лишь воин в поле. Когда вас двое, это уже войско. И оно способно побеждать

Більше новин та актуальних матеріалів у нашому каналі в Telegram

 

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram