Соцмережі
3 Червня 2021
128

Дмитро Томчук: Функціонал власника та комунікація директорів

(мовою оригіналу)

В книге “Здесь клюет” я посвятил целый раздел разруливанию непонимания между директорами, которое всегда имеет место быть на нормальной фирме. Просто на ненормальной фирме это непонимание топит компанию, вот и все. На что я надеялся, описывая это в книге? Что вот сейчас я вынесу все на бумагу, и это занудное занятие исчезнет из моей жизни? Как это бывает всегда, эти грабли, пущенные меткой рукой судьбы, меня догнали. И теперь, перечитывая этот раздел книги, я умиляюсь: как же было когда-то наивно и славно.

Великим открытием для меня когда-то стало то, что одинаково грызутся между собой и просолидоленные дядьки с кулаками размером с мою голову на производстве, и наманикюренные гики с укладками волосок-к-волоску за 600 грн, в бородах марлезон и помпадур, ваяющие возвышенный продукт для китайского завоевания Марса и мыслящие только двоичным кодом, безо всякой житейской прозы. Причем, если начальник инструментального цеха говорит завгару “Я тя ща йобну!” То он и правда йобнет, и на этом дело и закончится и они вернутся к главному в своей жизни, помимо помидоров на даче — генерации прибыли для собственника. Но уж если сцепляются ухоженные интеллектуалы, то конфликт идет по типу арабо-израильского: вечно, безвыходно, бессмысленно/беспощадно, и в него втягиваются все, кто вообще не при делах.

Я наблюдал картину, когда крупное и дорогое дело решалось без внутреннего конфликта, только что: в ресторан, где я пил кофе, пришли жизнерадостные и благополучные, довольные вообще всем в жизни представительные мужчины. Потом туда же пришли два таких же радостных и безоблачных пожарных чина, с большим количеством непонятных мне теперь новых знаков различия. Но один был точно начальник второго, тоже явно не мелкого калибра. Эта четверка так радостно и позитивно отобедала, что посторонний решил бы, что это друзья детства празднуют встречу после многолетней разлуки. Но истину, которая где-то там, мог легко различить наметанный за десятилетия глаз бизнесмена, который еще и сидит совсем рядом: с шутками и прибаутками, радостным смехом и простым человеческим счастьем пожарные решили многозначные вопросы то ли с поставщиками, то ли с подрядчиками — естественно, в сам разговор я не вслушивался. Потом пожарные ушли, причем младший проводил старшего и вернулся к подрядчикам, чтобы проводить и их тоже. Я не знаю пожарного этикета, но как-то так. Пока пожарных не было, подрядчики чинно выкушали кофию со сливками и тортиком, и это был мощный финальный аккорд в этой оде к радости. Это была картина, несущая такой свет и благость, что ею можно было бы лечить депрессию у офисных работников. Во всяком случае я вышел из кафе просветленный, а там, где я ступал, расцветали ромашки.

Но что происходит у меня? У меня много компаний. Среди прочих — в Днепре, они, естественно, так и работают, несмотря на мой переезд в Киев. Но раньше я, как восьмирукий Шива, поспевал везде и держал на контроле всё и всех, и вообще мистически лично присутствовал, иногда в трех местах одновременно. И все шло ровнее, потому что все знают офисный закон: когда начальник в офисе, оно и гнать уже как-то не с руки. На флоте на эту тему даже есть специальный крик: “Офицер на палубе!” Офицер на палубе — и зашуршали, надраивать кирпичом медяшку. А теперь, когда я прилетаю наскоками-наездами, оргкультура изменилась. Люди ссорятся и не понимают друг друга. Потому что это функционал собственника — чтобы все дружили, а кто не дружит, чтобы летел как пингвин, птица гордая, на пинках. И чем реже совещания, тем больше их будет посвящено заветному: кто на самом деле усрался, кто больший козел, и кто сильнее не прав, и все будут обвинять всех во всем. Последнее эдакое заседание шло такое количество часов, что мне захотелось просто закрыть лавочку и пойти домой. Понимаете? Просто выйти из офиса и пойти по улице. В никуда. Но так нельзя, потому что все должны дружить, чтобы дело процветало.

Оно конечно хорошо бы махнуть шашкой, а-ля все козлы, а собственник весь в белом медитирует на дзен. Но так нельзя. Нет в этом управленческой мудрости. Все люди солидные, заслуженные, все приносят пользу, когда не срутся, если так вообще бывает, и все харизматичны, потому что это ж производство, понимать надо! Хотя, повторюсь – гики, такие няшные каваи, вели себя намного безобразнее. Это как панды — они такие милые и потешные, но мало кто знает, что их 10-15 сантиметровые когти острее ножа, а самое любимое занятие панд, после пожрать — это распороть другую панду сверху донизу. Кстати, про пожрать: панда кушает помимо бамбука и кровавое мясо, и имеет такие челюсти, что без напряга перекусывает говяжью ногу. Это к вопросу о гиках в коллективе.

И вот масса времени уходит теперь на то, чтобы сделать всё хорошо. Видели в интернете — есть такая клавиатура, с кнопкой “сделать всё хорошо?” Я еще не купил, поэтому занимаюсь этим пока сам. Я приближаю время, когда директора не будут ябедничать-корябедничать друг на друга, а будут решать свои конфликты напрямую между собой, до стадии конструктивного решения, не вынося свои загоны на учредителя. Это не учредителя вопросы. Вот в одной компании директором по персоналу был бывший командир атомного ракетоносца. Он навел в компании порядок простым натягиванием глаза на жопу всем без различия рангов и регалий. Это было эффективно, но до крайности печально. Но это не наши методы. Это на грани фола. Думаю, мои директора договорятся. Я всегда верил в людей. А в атомный подводный флот — нет. Поэтому они договорятся.

Більше новин та актуальних матеріалів Investory News у нашому каналі в Telegram

Контекст

Ми у соцмережах

Слідкуйте за нами у Facebook або ж читайте усе найцікавіше у нашому каналі в Telegram